Дмитрий де Кошко в Беларуси: Урок демократии для всей Европы

de_koshko4 Русскоговорящий уроженец Парижа, ветеран информационного агентства «Франс-Пресс», известный общественный деятель, эмигрант в третьем поколении Дмитрий де Кошко приехал в Минск по приглашению Международного медиа-клуба «Формат А-3».

В рамках визита ИМХОклуб побеседовал с французским журналистом.

Интересно, что прадед нашего собеседника — генерал Аркадий Францевич Кошко родился на белорусской земле, в начале ХХ века руководил московской сыскной полицией и вошел в историю как «русский Шерлок Холмс».

— Великобритания вышла из Евросоюза, и до сих пор не утихают споры о том, чтобы пересмотреть результаты голосования референдума. Говорят, что одной из причин такого итога стал конфликт поколений среди избирателей.

— Предлогов различных полно. И мое впечатление, что Великобритания еще окончательно не вышла из ЕС. Два года будут идти переговоры. Несоблюдение демократического желания населения — это уже, к сожалению, обыденность в Евросоюзе.

Французы, например, на референдуме 2005 года проголосовали против европейской конституции, но Саркози подписал Лиссабонский договор, то есть предал решение населения. Голландцы проголосовали против этой конституции, а все равно Голландия вошла в этот Лиссабонский договор.

Недавно наш парламент и сенат проголосовали против санкций в отношении России — а Евросоюз в начале июня высказался за санкции… В том-то и проблема, что Европейская комиссия, в общем-то, никого и ничто не представляет сегодня, кроме самой себя. Это одна из причин, почему столько избирателей в Англии проголосовали за «Брексит».


И если во Франции пройдет такой референдум, то я не совсем уверен, что результаты будут за продолжение Евросоюза в той форме, в которой он сейчас существует.


Истеблишмент — английский и Евросоюза — настолько презирает свое население, что совершенно не чувствует его. В целом мнение большинства им безразлично! Как говорил Иосиф Виссарионович: «Важно не кто голосует, а кто считает». Те, кто считал голоса англичан, не ожидали получить такие результаты, поэтому провели подсчеты справедливо и честно. Англия дала такой урок демократии всей Европе и всему миру, что, считаю, за него стоит поклониться.

— Может быть, это такой «хитрый план» Англии, чтобы на время ограничить себя от потока беженцев?

— Беженцы тут ни при чем, их все равно полно в Англии. Проблема здесь в неравновесии экономики Европы и остального мира — Африки, Азии, до известной степени и Ближнего Востока.

Плюс ко всему — начались войны и кавардак, хаос, который нужен американцам, чтобы продлить свое господство на Ближнем Востоке и в других регионах мира.

Ожидается конфликт с Шотландией, с Северной Ирландией, которые выступают за Евросоюз, а его противники будут угрожать, что снова сделают референдум. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер будет торговаться на уровне банков, финансовых условий. Так что все это ставит под сомнение окончательный «Брексит».

Нельзя не подчеркнуть парадоксальность сложившейся ситуации: Евросоюз — это все-таки создание Соединенных Штатов, и, как ни странно, если Великобритания действительно выйдет из ЕС, то получится, что лучший союзник США не участвует в игре.

Довольно забавно, что передовая Англия, которая рьяно выступает за санкции против России, может вступить в тот союз, в котором состоят Швейцария и Норвегия, и они будут вести переговоры с Евразийским экономическим союзом.

— В России и в Беларуси всегда с таким восторгом и аплодисментами воспринимаются различные заявления евроскептиков, той же Марин Ле Пен… Но ведь в то же время надо отдавать себе отчет, что эти силы не такие значительные, как мне представляется, чтобы делать погоду в Европе. То есть существует некий скепсис в отношении евроскептиков. Хотелось бы узнать ваше мнение по этому поводу.

— У евроскептиков нет в руках необходимых рычагов. Конечно, можно обрадоваться, что в пользу России или Беларуси, Таможенного или Евразийского союза прозвучали какие-то реплики…

И тут я бы хотел сказать об Австрии, там принципы Сталина применились — ультраправые выиграли выборы. И все переменилось… (Отмечу, что к Иосифу Виссарионовичу я никакой симпатии не питаю — он столько разрушил!)

Во Франции партия «Национальный фронт», но не только она одна, безусловно, поднимает идеи, которые истеблишмент квалифицирует как популистские. Так же как Podemos в Испании выиграла. То есть это течение есть среди населения в Европе.

И я не уверен, что совершенно правильно называть их евроскептиками, потому что эти люди — европейцы, они выступают за Европу и не хотят бюрократической Еврокомиссии. Во всяком случае, у меня дома, во Франции, и других странах во время кампании «Брексита» это говорилось довольно часто.

Чиновники устанавливают, может быть, обоснованные правила — но то, как они применяются для всего союза, не всегда находят понимание, поскольку не нужны в других странах.

de_koshko

Например, нам во Франции стали запрещать изготовление сыров на свежем непастеризованном молоке. А французам этого не понять — они тонкие ценители кухни! Затем ситуация с обезболивающими средствами, которые из-за пьянства до потери сознания отдельных жителей в Швеции и Шотландии были запрещены повсеместно в ЕС. Но у нас [во Франции] другая культура пития! И поэтому запрещать подобные лекарства для итальянцев или французов не имело смысла. Голос разума, увы, не возобладал в данной ситуации!

Во время «Брексита» англичане часто повторяли, что технократы Еврокомиссии, пользующиеся огромными льготами, с высокими зарплатами, постоянно повышают налоги. Они отбирают многие права граждан в области медицины, пенсий и труда — почему сейчас и происходит конфликт во Франции.

Определенные направления Евросоюза идут по линии ультралиберализма.

Евросоюз в большом секрете ведет важные переговоры с Северной Америкой об освобожденном рынке на Северной Атлантике. Это Трансатлантический трактат о торговом и инвестиционном партнерстве между Евросоюзом и США, может быть, Канадой и, возможно, Мексикой, который является большой опасностью для нас.

Информация о нем не разглашается. Даже когда евродепутату становится доступно узнать, на каком уровне переговоры, он должен подписать обещание о сохранении конфиденциальности.

Известно, что преимущество дадут североамериканскому юридическому праву.

Был пример, когда США оштрафовали крупный французский банк BNP Paribas почти на 9 млрд долларов. Это — большое количество безработных во Франции, потому что BNP торговал с Ираном, Кубой и Сомали, с которыми Штаты запретили торговлю. И так как сделки были совершены в долларах, то США считают, что их право должно применяться во всем мире. Банк согласился с этим, потому что боится, что его бизнес в Соединенных Штатах нарушится. Такие вещи совершенно недопустимы!

Еще один пример — крупная французская фирма Alstom, занимающаяся строительством скорых поездов стратегического значения, были переданы «Дженерал электрик» в смутных обстоятельствах и при неясных условиях, о которых и писать во Франции нельзя.


Трансатлантический трактат дает преимущества решениям суда над решениями населения по голосованию. То есть мы наблюдаем тенденцию превращения политического гражданина в потребителя.


У потребителя есть права, конечно, он может судиться за качество продукции, но для этого нужны денежные средства и адвокаты. И если судиться против крупной фирмы, вы много потеряете в деньгах — или суд может длиться годами.

Так, мой двоюродный брат занимался сельским хозяйством — и уже 10 лет судится с «Монсанто Company», потому что купил семена с малюсеньким процентом генномодифицированных компонентов. Из-за этого его экологически прагматичные немецкие клиенты ему все вернули. У него были огромные потери, и самое главное — испорчена репутация. Зато американские адвокаты заработали на этом, а брату пришлось уйти в другой бизнес.

Еще пример — Гавайи. Большинство населения американского штата проголосовали на внутреннем региональном референдуме против использования пестицидов в сельском хозяйстве. Так как на Гавайях 5 крупных химических фирм, они выиграли суд и отменили гражданское решение в пользу экономического суда предприятия.

В таких вещах и проявляется опасность Трансатлантического трактата, о котором, повторюсь, мы ничего не знаем. То есть демократические принципы Евросоюза здесь тоже не соблюдены.

Они нарушаются и в кампании с русофобией, которая разыгрывается в СМИ. Во-первых, отсутствует свобода печати, во-вторых — деонтология журналистики, когда должны быть сбалансированы и информация, и источники, и мнения. Ну и, конечно, присутствуют двойные стандарты морали.

— В нашем представлении французская журналистика как раз достаточно свободна — мы же видим публикации «Шарли Эбдо», высмеивающие религиозные темы, трагические катастрофы и пр. Вероятно, она сохранила традиционные черты французской печати со времен Французской революции, которая проходила под известным лозунгом «Свобода, равенство, братство». В любом случае французские СМИ сильно отличаются от немецкой и британской журналистики. Хотя есть и общее — все они проводят русофобскую политику.

— Журнал «Шарли Эбдо» стало распродаваться крупными тиражами после того, как был произведен теракт, направленный против них. Вообще же таких изданий мало во Франции. И потом, в самом «Шарли Эбдо» не всегда соблюдалась свобода слова. У них был сильный карикатурист — пожилой человек, который недавно умер, так вот они его уволили несколько лет назад.

В общем, законы защищают журналиста до известной степени, хотя мы боремся, чтобы также была защита и источников информации.

de_koshko2

Большие враги французской журналистики, по моему мнению, это: первое — политкорректность, второе — условия работы, когда все больше журналистов работают вне каких-либо редакций, без какой-либо уверенности в своем рабочем месте, только ради одних гонораров. Третье — отсутствие разнообразия мнений, в том числе и в государственной сети телевидения и радио. Все идет только в одном направлении, в том числе по вопросам Евросоюза, евро и России.

Как ни странно, в немецкой журналистике проскальзывают иногда более справедливые статьи. Не знаю, может быть, потому, что те немецкие олигархи, которым принадлежат определенные СМИ, имеют больше интересов в России, к тому же в Германии три миллиона русскоязычного населения.

Во всяком случае, у нас во Франции идет полная блокировка информации. В первые месяцы после украинского кризиса и Майдана еще была какая-то открытость, но теперь — все ухудшилось, идет только односторонняя пропаганда.

— После трагедии во Франции — помните, как рассуждали и ждали, что европейские СМИ повернутся с пониманием и оценят политику России в Сирии как положительную?..

— Только вначале они немного повернулись и стали писать, что Россия переменила политику в Сирии. Хотя это абсурд! Потому что это как раз таки европейские СМИ переменили свою информационную политику. А сейчас о России в Сирии еще меньше слышно.

Даже во время обсуждения «Евровидения» со стороны французских представителей прозвучали недопустимые комментарии. Одна французская актриса высказалась о Сергее Лазареве: «Он пахнет газом, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы русского исполнителя выбрали». Ругала всех, в том числе и Беларусь, которая за него голосовала. И это несмотря на то, что русский певец пел на английском.

Так что, надо заметить, подлизывания не всегда оправданы! И когда жюри по инструкции проголосовало против русского певца (несмотря на голосование публики, которая была за него), эта французская дама сказала: «Смотрите, сейчас его пошлют в ГУЛАГ!»


Если бы она то же самое сказала об арабах, иудеях и о мусульманах, она бы уже сидела во Франции. Но о русском — можно, пожалуйста!


Об украинке эта француженка сказала, что она представляет Татарию… полное невежество и глупость! Мне лично хотелось бы знать, где эта Татария находится…

Или возьмем футбольных болельщиков. Допустим, я не очень уважаю их умственный уровень, абсолютно всех без различия национальностей. Это не мой мир, скажем так.

Но почему надо нападать только на русских, которые приехали в Марсель после того, как англичане избили там людей и были драки в Старом порту? Это ведь не русские сделали!

Почему нигде не сказали, что эти англичане вытирали ноги о русский флаг? Когда молодые арабы (французские, между прочим) освистывали «Марсельезу» несколько лет тому назад — был скандал! Но о том, что англичане освистали русский гимн, забыли упомянуть во французской прессе. Писали только, что русские болельщики — хулиганы, которые организованно напали.

Я не говорю, что надо их оправдать, но нельзя только одних обвинять, останавливать автобус с фанами, половина из которых даже не была в Марселе. То есть такое поведение прессы имеет последствия для общества.

Мы — русскоговорящие французы — теперь имеем дискриминацию, в том числе в банковской среде и в бизнесе, иногда просто потому, что мы относимся к России по-другому, не как к мейнстриму. Как я уже сказал выше, банки боятся американцев и не дают кредитов для мелких предприятий, которые хотят работать с Россией, а также с Беларусью или Казахстаном.

— Как вы считаете, может быть, Россия здесь не дорабатывает и ей стоит лучше применять «мягкую силу»?

— Россия всегда слаба в этом отношении. Она недостаточно работает над этим. Хорошо, что есть RT — это хоть какая-то альтернатива. Но мы не очень-то видим работу агентства Sputnik — они есть, но на французском языке, а я все-таки обращаю на это внимание и как журналист и как человек, который интересуется Россией и всем русскоязычным миром.

Мы самостоятельно проводим «мягкую силу», например, наш Союз русофонов Франции организовывает литературные русскоязычные встречи, без привязки к России. В них участвуют писатели со всего мира, которые употребляют русский язык наравне со своим языком.

От России мы получаем маленькую помощь, которую тратим на то, чтобы заполнить их всяческие бланки и формуляры. Но спасибо и за это, мы не будем жаловаться! Я сам из послереволюционной эмиграции, и мы долго жили без России.

Понятно, что «мягкая сила» американцев несравнима с российской, хотя бы потому что они уже сколько лет ею занимаются. У них работает Голливуд! Затем, хотим мы этого или нет, но у них имперская власть над всем миром — и доллары они могут производить сами и в том количестве, которое им нужно.

«Мягкая сила» у них в известной степени приравнена к обороне. Например, обратите внимание, как они сейчас в Прибалтике вербуют русскоязычных журналистов для того, чтобы проводить антирусскую пропаганду. Люди безработные и соглашаются писать то, что им говорят, ведь им надо что-то кушать.

Бюджет американцев на оборону и на контроль за соцсетями и другие такие вещи — 800 млрд долларов, в России — в 10 раз меньше. Это несравнимо! Вы, наверное, замечали, что во многих странах Западной Европы сейчас выпускают книги, которые говорят примерно одно и то же в рамках русофобской кампании. Во Франции вышли две подобные книги только что. Я не буду делать им рекламу, но могу сказать, что обо мне в них много вранья, а судиться стоит больших денег. Причем у меня нет никакого шанса выиграть дела против Сороса, Ротшильда и прочих!

de_koshko3

Зато кое-кого раздражает, что люди спонтанно реагируют на постоянную русофобию. Везде в соцсетях, в онлайн-газетах пишут: перестаньте вести пропаганду, нам надоело, почему вы постоянно все искажаете, ах, да, знаем, это же Путин виноват! Кто-то думает, что это рука Кремля, но российская пропаганда на это неспособна, потому что денег на нее нет. Да и уследить за всем — представляете, какой аппарат нужен? Американцы могут себе позволить, но не русские.

Во Франции это обычное возмущение многих людей. Французы ощущают эту антирусскую политику, хотя русофобы есть, естественно, причем в среде мелкой буржуазии и больших городов. Русофобия традиционна, и она всегда была во французском обществе.

Но нужен диалог — пусть будут споры, необходимо найти то, что лучше в интересах Франции!

И это, во всяком случае, не решение Евросоюза под влиянием стран Прибалтики, которые, извините, не так уж много весят по сравнению с Францией, Германией и Италией.

В Италии тоже не хотят всех этих санкций, но вынуждены подчиняться.

Прибалтика надеется, что у нее будут американские натовские гарнизоны и это им принесет какие-то деньги — вместо тех, что они получали от транзита российского сырья, что это каким-то образом компенсирует им демографические провалы.

Польша мечтает о «Междуморье» — и американские неконсервативные силы, которые с Хиллари Клинтон надеются на успех, обещают им его восстановить. Посмотрите, есть даже карта, каким будет «Междуморье». Еще в июне прошлого года она была нарисована.


Туда входит часть Украины, Литва — хотя я не уверен, что литовцы этого хотят. Исчезают Беларусь и часть Молдавии — чтобы дойти до моря, восстанавливается Бессарабия. А Россия раздроблена на Донскую и Сибирскую республики — старая мечта американских геополитиков Маккейна и Бжезинского.


— Раньше вы уже высказывались о Прибалтике. О том, что Литва сейчас выступает против действий большевиков, всячески подчеркивая страдания народа от их действий. При этом Россия, как правопреемница СССР, главная виновница всех бед, которые им на голову свалились, обвиняется в имперских амбициях. Лично у вас столько поводов недолюбливать большевиков, но вы их как будто бы защищаете в своих интервью — почему?

— Россия же освободила Прибалтику! В истории мало подобных примеров. Например, Франция освободила черную Африку.

В Прибалтике считают, что они пострадали от советской власти, но разве вместе с большевиками не выступали прибалты? Латыши сыграли большую роль во время революции в Петербурге.

И потом, почему никто не упоминает, что больше всего от большевиков пострадали русские? Я тому живое подтверждение! Если бы у меня остался дом в Петербурге, то мне не надо было бы сейчас работать. Имения были под Новгородом и в Беларуси. Так что все сбрасывать на русских неправильно — будьте справедливы!

Когда пропаганда ведется о Голодоморе, причем фотографии берутся с Южной Волги — это абсурд полный! Уничтожение сталинской властью крестьянства шло повсеместно во всей бывшей Российской империи — были уничтожены люди из Беларуси, из России, с Украины, Казахстана. Из-за этого сельское хозяйство пострадало, не говоря о человеческой драме.

Но называть это геноцидом русских против украинцев — неверно! Надо слова употреблять по значению — говорите «крестьяноцид» в таком случае…

Тоталитарная система, которая уничтожала крестьянство, еще при Ленине дала Донбасс Украине, чтобы у той было больше промышленного населения, рабочих, чтобы сбалансировать крестьянское население Запада Украины. Это все имело политическую, идеологическую, социологическую и, может быть, даже языковую подоплеку.

А теперь на Украине выбрасывают Ленина. Довольно забавно на это смотреть, ведь именно он и создал Украину. Так что не надо конкурс проводить, кто тут больше пострадал от большевиков. Это был ужас, и все наши страны пострадали — сколько мертвых, сколько костей в нашей земле из-за этого… Надо смирение сейчас проявлять, а не споры и борьбу — это на руку американцам.

Зачем России нападать на Прибалтику? Это чушь! Ведь еще в 90-е годы Балтию отпустили из Союза фактически без единого выстрела.

У нас во Франции закрывают гарнизоны, из-за этого некоторые города просто пустеют, потому что вся экономика у них была построена вокруг казарм. Сегодня прибалты хотят получить выгоду от того, что у них появятся натовские базы.

Ну, допустим. Но военную атмосферу надо поддерживать, чтобы оправдать расходы. Я не уверен, что это самое лучшее для развития страны.

Потом, хочешь не хочешь, а Россия — твой сосед и вести с ней враждебную политику постоянно — это странно. Когда вы живете в одном доме или по соседству, разве вы стараетесь все время ссориться с соседом? Нет, конечно! Иначе вы портите и себе жизнь тоже.

— Вы впервые в Беларуси? Хотелось бы узнать ваши впечатления, вы побывали на родине предков под Бобруйском…

— Мои прадеды родились в деревне Брожка. Пользуясь случаем, я посетил свою малую родину, поклонился земле предков и был тронут до слез, увидев, что здесь, в Беларуси, хранят память о моем знаменитом родственнике и даже установили мемориальную доску в его честь.

Я один раз был в Минске в конце 80-х — начале 90-х. И впечатление теперь совсем другое.

Политику вашего государства критикуют в Евросоюзе — но теперь заметно меньше, потому что надеются привлечь и настроить Беларусь против России. Не знаю, как у них это получится, но они стараются.

Мне кажется, что ваша политика довольно разумная и осторожная. Я вижу спокойную страну, как все говорят, ухоженную и убранную. Меня впечатлило то, что в лесах чистота, сохраняется природа. У вас производится сортировка мусора — это важно.

В Прибалтике маленькие государства, и для них нескольких американских гарнизонов, может, и хватит, чтобы прожить. Но Беларусь — серьезная страна, и я видел, что сюда вкладываются инвестиции, что есть промышленность.

И в этом плане у вас даже лучше, чем во Франции, где промышленность валится совсем. У нас происходит то, что называется деиндустриализация — это одна из причин, почему люди голосовали за выход Англии.

Вспомните, сколько раньше Англия производила автомобилей, причем таких престижных, как «Ягуар», MG и т.д. Всё — их больше нет. «Роллс-ройсы» еще производят, но для кого? В основном для арабов в Персидском заливе… ну и иногда для русских олигархов.

Мария МИНСКАЯ

comments powered by HyperComments